От игры к учебе, или кризис 6-7 лет

От игры к учебе, или кризис 6-7 лет
Когда-то совсем недавно наши дети были наивны и распахнуты, и мы «читали» их как открытую книгу. Теперь готовьтесь к иным временам. Даже самые чуткие родители не всегда могут понять, что думает и чувствует их юный наследник. У него появляется своя — внутренняя — жизнь, и он не собирается «за просто так» пускать туда взрослых. Почему и откуда взялась она? Посмотрим.
1. Просто ваш малыш (нет, уже не малыш) потерял две свои прелестные детские черты: наивную детскую непосредственность и импульсивность.
2. Ведь как было? Любой малыш кидается в свои дела, не задумываясь о последствиях. Дошкольник задумывается, но… не очень, и импульс «хочу» у него куда сильнее, чем мысль: «а что подумают обо мне другие…» и «к чему это приведет».
Собственное импульсивное желание обычно перевешивало. Хочется поскакать по луже (и мама не увидит!) — и поскачет, очень захочется поводить паровоз — перевернул стулья, уселся на первый — и «ту-ту-у-у» — поехали! Теперь, дожив до 6-7 лет, он научился думать о том, «что будет, если…», и заранее оценивать (прикидывать, просчитывать) ближайшие последствия своих поступков. Импульсивное поведение все равно пока перевешивает, но… пока. (По луже-то, если очень хочется, он, может, и не удержится и поскачет, но грязь со штанов и ботинок постарается оттереть — чтоб мама не заметила.)
2. Эмоции, как и прежде, бьют через край, но ребенок уже способен сознательно управлять
своим поведением. Правда, получается это не сразу и не всегда, но с каждым днем все
лучше и лучше. По крайней мере, он усиленно учится этому. Теперь, наревевшись во дворе
от обиды, он может спокойно прийти, спокойно сказать вам что-то, и только по размазанному
следу на щеках вы догадаетесь о том, что ему было плохо.
3. Растущий ребенок начинает обобщать свои переживания. И из-за этого/благодаря этому
начинает вести себя не так, как прежде. Раньше у малыша случались и удачи, и промахи, и, в
зависимости от определенного результата, он радовался или огорчался по определенному
поводу. Но каждый такой случай, каждая неудача были как бы отдельным примером и в
целом не влияли на мнение ребенка о самом себе. Теперь и плохие, и хорошие переживания
суммируются. Определенный случай вытягивает из памяти другой, похожий на этот, одно
переживание вытягивает из памяти другое, похожее, и подводится под общий знаменатель —
обобщается. И из этой «суммы» делаются выводы «какой я» и «как ко мне относятся». И эта
«сумма» напрямую влияет на отношение ребенка к самому себе и к тому делу, которым он
занимается.
Так, толстенькая и неуклюжая девочка все равно будет играть с подружками в «салки», даже
если ее неохотно берут в игру и смеются над ней. Но однажды она наотрез откажется. В чем
дело? Она «суммировала» все свои неудачи (в игре), все свои недостатки (во внешности) и
все грустные эмоции, которые возникали из-за этого. То есть обобщила неприятные
переживания. Она осознала, какая она неуклюжая и как нелепо она выглядит со стороны,
когда играет. Категорический отказ делать то, что охотно делалось раньше (игры вместе со
всеми), перевешивает желание. И все — никакие силы не заставят ее теперь гонять с
подружками по двору. Конечно, все эти изменения в ребенке происходят не сразу и не вдруг,
но они происходят, и это заставляет его меняться и быть недовольным тем, что есть, искать
что-то новое, более комфортное для себя.
4. Взгляд на мир, окружающий его, становится более реалистичным. Ребенок уже не поверит,
что камень живой, а из-за угла дома выглядывает не тетя Маруся, а баба-яга. И хотя мир
вымысла и фантазии еще богат и ребенок по-прежнему любит волшебные сказки, он уже
умеет отличать правду от вымысла.
5. Ребенок начинает осознавать свое место в системе человеческих отношений.
Теперь он будет стремиться занять новое, более взрослое положение в жизни. А это значит,
что у него появляется своя внутренняя позиция. Она-то и определит затем отношение
ребенка к самому себе, к другим людям, к миру в целом.
«Хочу, но не могу!»
Иногда складывается такое впечатление, словно детишки, вволю наигравшись, оторвались
от своих игрушек и внимательно посмотрели на взрослый люд. Посмотрели и увидели: а
взрослые-то все знают и все могут, им все дозволено и они сами решают, что «можно», что
«нельзя». Умницы-детки быстро соображают, что взрослым быть выгодно. И деткам хочется
стать такими же — ужасно хочется. Вообще-то они уже пробовали «повзрослеть». Подражали
нашему поведению и повторяли (на свой, детский лад) наши поступки, играли во взрослых
(врачей, летчиков, воспитателей, поваров), были «папами-мамами», пытались докопаться до
сути вещей, разбирая на запчасти то игрушки, то «взрослые» предметы. Они уже старались
усовершенствовать то, что имеют, но… пришли к выводу: чего-то для взрослости явно не
хватает. Чего же? Может быть, какого-то особенного уменья? Неизвестно…
Ясно только одно: по-старому дети жить уже не хотят. То, что было, уже не устраивает.
Возникает кризисная ситуация: «хочу, но не могу». А значит, начинается ломка старых
стереотипов. Специалисты сказали бы так: на смену игровой мотивации приходит иная,
познавательная. И как только это приходит — тут же начинается перестройка и «перекройка»
отношений с окружающими людьми. Теперь подросшей детворе нужны не просто защитники
и «опекатели», позволяющие им спокойно доверчиво познавать и исследовать мир, а
помощники, те, которые поведут их дальше, причем такие помощники, которые способны
дать то, чего не хватает детям: новых знаний. (А не поведут — дети пойдут сами, на свой лад
перекраивая и перестраивая картину мира.) И все это означает, что:
Перед школой наши дети плавно входят в очередной кризис — кризис 6-7 лет.
По сравнению с другими, он проходит и мягче, и проще, это действительно плавный переход
от игрушек к полезным занятиям. Но этот кризис может нагрянуть и раньше, лет в 5, и тогда
проходить он будет несколько напряженнее и сложнее. Но случается подобное только в том
случае, если вы вовремя не заметите его и не среагируете правильно.
Если вы заметили, что вашему малышу вдруг надоел детсад и собственные игрушки,
привычные игры не доставляют ему такого удовольствия, как раньше, а ведет он себя… ммм-м-м…
как-то не так, дайте ребенку возможность активно учиться — и все будет в порядке. Не
пугайтесь, что он маленький и «не потянет» школу. Учиться ведь не значит сидеть за партой,
отвечать у доски и что-то писать в тетради. Учиться танцам, музыке, пилить-строгать, ходить
в кружок «Хочу все знать», изучать азы домашнего хозяйства — это тоже ученье. Главное,
чтобы ребенок видел в своей деятельности какой-то полезный смысл.
Сигнал для родителей
Кризис у всех детей начинается примерно одинаково: меняется поведение любимой детки.
Еще вчера ваша лапочка обнимала вас при встрече и вовсю напрашивалась в помощники, а
сегодня вдруг демонстративно фыркает и отворачивается. Ни с того ни с сего! И можете не
задавать сакраментальный вопрос: «Что случилось?» — не ответит. Потому что просто не
поймет, что вы имеете в виду. Просто хочется — и все; ну — хочется так, по-другому, себя
вести. Девочки манерничают, мальчишки кривляются, и те и другие словно бы дружно
забывают привычно-правильные нормы поведения. Почистить зубы, убрать постель или
протереть туфельки — привычные бытовые ритуалы вдруг так надоедают, что дети начинают
их упорно игнорировать.
Забавно, но ребенок больше всего протестует не против чего-то принципиально важного, а
как раз против вот таких повседневных требований. Ну не нравятся они ему — и все! Впрочем,
кризисные фокусы обычно безвредны и особых хлопот не доставляют никому; они, конечно,
неудобны для мам и пап, но вполне терпимы. Утешьтесь и будьте снисходительны: это
явление временное.
Если вы пороетесь в памяти, то, вероятно, и сами вспомните парочку-троечку совершенно
нелепых собственных выкрутасов из той далекой поры, когда ходили в первый класс или
только собирались пойти учиться.
Со мной лично случилось вот что. Уж в чем провинились наши соседи — не знаю, но мне
вдруг страшно надоело здороваться с ними. И тогда я решила назначить себе выходной:
раз в неделю обойтись без «здрасьте!», то есть ни утром, ни днем, ни вечером, решила я,
не здороваюсь ни с кем во дворе. Сказано — сделано. В свой «законный выходной» я молча
проходила мимо всех знакомых тетей и дядей. Они мне: «Здравствуй, Ниночка», — а я ни гугу.
Помню, как от собственной дерзости было мне немножко не по себе, но… потрясающе
приятно. Родители недоуменно разводили руками, что-то объясняли упрямой дочке и на
чем-то настаивали. А я молчала и думала: «Без вас знаю», — и гнула свою линию. А как я ужжасно
гордилась, какая я стойкая и решительная и не поддаюсь ни на какие уговоры! Все —
решаю — сама!
Кстати, «завязала» я с выходными от «здравствуйте» сразу же, как только на мою
временную бескультурность махнули рукой.
Дети выкидывают фокусы по очень простой причине. Появляется новая потребность — в
активной умственной деятельности. Когда человек голоден, он не угомонится, пока не
удовлетворит потребности своего желудка, — ведь правда? Так и тут. «Умственный голод»
начинает терзать нашу детку и толкает на поиски «чего-то вкусненького». И каждый ребенок
ищет (и находит) свою, так сказать, мисочку с едой. Так что все очень просто: дайте
подрастающему возможность учиться — это будет самое вкусное блюдо для него. Дайте
ребенку возможность насыщаться — удовлетворять свой «умственный» голод — и ему некогда и
незачем станет бороться с вами.
Сотрудничать с вами и разумно подчиняться вам ребенок будет тогда, когда получит
возможность учиться.
На смену игровой мотивации пришла другая — познавательная. И ведущей деятельностью в
этот период становится учебная деятельность.
Одно маленькое, но важное уточнение: учебную деятельность здесь следует понимать в
самом широком смысле. Учиться — это получать знания, развивать свои способности,
приобретать практические навыки, учиться мастерству; в общем, заниматься осмысленной
работой. Чему бы ни учился ребенок, он должен чувствовать важность и нужность своих
занятий. Только в этом случае он прикладывает усилия, активно приобретает полезные
навыки и развивает свой интеллект.
На этой ступеньке своего развития детям нужно приобрести уверенность в том, что они
способные и трудолюбивые существа.
Если ребенок поверит и убедится, что он способен и трудолюбив, то и в дальнейшей жизни
он будет вести себя уверенно и адекватно. Он приобретет очень важное качество —
компетентность. Это значит, что, решая разные жизненные задачи, он сможет
непринужденно, вовремя и эффективно использовать свои навыки и свой интеллект. И
чувство неполноценности его не коснется. Комплекс неполноценности взрослого как раз и
начинается с того, что юный человек не смог ни поверить в свои способности, ни убедиться в
них.
Раньше он узнавал этот мир «снаружи» — глядел на него и изумлялся, трогал, щупал, ворошил
— теперь он будет узнавать его еще и «изнутри», чтобы постичь связующие нити и тайные
закономерности. Чтобы прийти в равновесие, в гармонию с миром.
Три задачи для ребенка
На этой школьной ступеньке ребенок должен:
— научиться учиться и получать от этого удовольствие;
— научиться дружить (то есть завязывать, поддерживать отношения с людьми);
— обрести уверенность в себе, в своих способностях и возможностях (поверить в себя).
Условия роста и развития, в сущности, просты. Природа и Любовь толково и бережно ведут
юного человека со ступеньки на ступеньку — вверх — по лесенке развития.
Нам остается только понять особенности этого движения и вовремя поддержать ребенка,
создавая благоприятные условия для этого подъема. Вот и вся родительская задача.
воспитатель: Пономарева А.А.

Комментарии запрещены.